Как один побег изменил ход всей войны


Континенталист, 10 июня 2016   –   cont.ws


Сегодня исполняется ровно 69 лет, как обычный советский летчик Михаил Девятаев совершил невероятное и стал , по сути, одним из ключевых факторов победы в Великой Отечественной Войне. Находясь в плену, он угнал секретный фашистский бомбардировщик вместе с системой управления для первой в мире крылатой ракеты Фау. Этими ракетами Вермахт планировал дистанционно уничтожить Лондон и Нью-Йорк, а затем стереть с лица земли Москву. Но пленник Девятаев оказался способен в одиночку помешать этому плану сбыться.

Исход Второй мировой войны, возможно, был бы совершенно другим, если бы не героизм и отчаянное мужество одного мордвина по имени Михаил Девятаев, который попал в плен и оказался среди тех немногих, кто выдержал нечеловеческие условия нацистского концлагеря. 8 февраля 1945 года он вместе с девятью другими советскими пленными угнал новейший бомбардировщик Хейнкель-1111 с интегрированной системой радиоуправления и целеуказания от секретной крылатой ракеты большой дальности Фау-2 на борту. Это была первая баллистическая крылатая ракета в мире, которая была способна с вероятностью, близкой к 100%, достигать цели на расстоянии до 1500 км и уничтожать целы города. Первой целью был намечен Лондон.

В Балтийском море на линии к северу от Берлина есть островок Узедом. На западной его оконечности располагалась секретная база Пенемюнде. Ее называли «заповедником Геринга». Тут испытывались новейшие самолеты и тут же располагался секретный ракетный центр, возглавляемый Вернером фон Брауном. С десяти стартовых площадок, расположенных вдоль побережья, ночами, оставляя огненные языки, уходили в небо «Фау-2″. Этим оружием фашисты надеялись дотянуться аж до Нью-Йорка. Но весной 45-го им важно было терроризировать более близкую точку — Лондон. Однако серийная «Фау-1″ пролетала всего лишь 325 километров. С потерей стартовой базы на западе крылатую ракету стали запускать с Пенемюнде. Отсюда до Лондона более тысячи километров. Ракету поднимали на самолете и запускали уже над морем.

Авиационное подразделение, осуществлявшее испытания новейшей техники, возглавлял тридцатитрехлетний ас Карл Хайнц Грауденц. За его плечами было много военных заслуг, отмеченных гитлеровскими наградами. Десятки «Хейнкелей», «Юнкерсов», «Мессершмиттов» сверхсекретного подразделения участвовали в лихорадочной работе на Пенемюнде. В испытаниях участвовал сам Грауденц. Он летал на «Хейнкеле-111″, имевшем вензель «Г. А.» — «Густав Антон». База тщательно охранялась истребителями и зенитками ПВО, а также службой СС.

8 февраля 1945 года был обычным, напряженным днем. Обер-лейтенант Грауденц, наскоро пообедав в столовой, приводил в порядок в своем кабинете полетные документы. Внезапно зазвонил телефон: Кто это у тебя взлетел, как ворона? — услышал Грауденц грубоватый голос начальника ПВО. — У меня никто не взлетал… — Не взлетал… Я сам видел в бинокль — взлетел кое-как «Густав Антон». — Заведите себе другой бинокль, посильнее, — вспылил Грауденц. — Мой «Густав Антон» стоит с зачехленными моторами. Взлететь на нем могу только я. Может быть, самолеты у нас летают уже без пилотов? — Вы поглядите-ка лучше, на месте ли «Густав Антон»…

Обер-лейтенант Грауденц прыгнул в автомобиль и через две минуты был на стоянке своего самолета. Чехлы от моторов и тележка с аккумуляторами — это все, что увидел оцепеневший ас. «Поднять истребители! Поднять все, что можно! Догнать и сбить!»… Через час самолеты вернулись ни с чем.

С дрожью в желудке Грауденц пошел к телефону доложить в Берлин о случившемся. Геринг, узнав о ЧП на секретнейшей базе, топал ногами — «виновных повесить!». 13 февраля Геринг и Борман прилетели на Пенемюнде… Голова Карла Хайнца Грауденца уцелела. Возможно, вспомнили о прежних заслугах аса, но, скорее всего, ярость Геринга была смягчена спасительной ложью: «Самолет догнали над морем и сбили». Кто угнал самолет? Первое, что приходило на ум Грауденцу, «том-ми»… Англичан беспокоила база, с которой летали «Фау». Наверное, их агент. Но в капонире — земляном укрытии для самолетов, близ которого находился угнанный «Хейнкель», нашли убитым охранника группы военнопленных. Они в тот день засыпали воронки от бомб. Срочное построение в лагере сразу же показало: десяти узников не хватает. Все они были русскими. А через день служба СС доложила: один из бежавших вовсе не учитель Григорий Никитенко, а летчик Михаил Девятаев.

Михаил приземлился в Польше за линией фронта, добрался до командования, передал самолет с секретным оборудованием, доложил обо всем увиденном в немецком плену и, таким образом, предопределил судьбу секретной ракетной программы Рейха и ход всей войны. До 2001 года Михаил Петрович не имел права рассказать даже о том, что к званию Героя Советского Союза его представил конструктор советских ракет С.П. Королев. И что его побег с ракетной базы Пенемюнде 8 февраля 1945 г. позволил советскому командованию узнать точные координаты стартовых площадок ФАУ-2 и разбомбить не только их, но и подземные цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей цивилизации.

Летчик рассказал: «Аэропорт на острове был ложный. На нём выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел и рассказал об этом генерал-лейтенанту 61-й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нём было около 3,5 тыс. немцев и 13 установок «Фау-1» и «Фау-2».

Главное же в этой истории не сам факт, что с особо охраняемой секретной базы фашистов изможденные советские пленные из концлагеря угнали военный новейший самолет и достигли «своих», чтобы спастись самим и доложить все что удалось увидеть у врага. Главным был факт, что угнанный самолет Не-111 был… пультом управления ракетой ФАУ-2 – разработанной в Германии первой в мире крылатой ракеты дальнего радиуса действия. Михаил Петрович в своей книге «Побег из ада» публикует воспоминания очевидца побега Курта Шанпа, который в тот день был одним из часовых на базе Пенемюнде: «Был подготовлен последний пробный старт V-2 («Фау-2»)… В это время совсем неожиданно с западного аэродрома поднялся какой-то самолёт… Когда он оказался уже над морем, с рампы поднялся ракетный снаряд V-2. …в самолёте, который был предоставлен в распоряжение доктора Штейнгофа, бежали русские военнопленные».

Девятаев потом рассказал: «На самолете был радиоприёмник, чтобы задавать курс ракете «Фау-2». Самолёт летел сверху и по радиосвязи направлял ракету. У нас тогда ничего подобного не было. Я, пытаясь взлететь, случайно нажал кнопку старта ракеты. Потому она и полетела в море».

Ну и в качестве бонуса:

«Неужели так много?»

У 15-летнего Гюнтера внезапно случилась истерика - через час после начала экскурсии. Он упал на колени возле барака и начал рыдать, размазывая слёзы по щекам. Вокруг мальчика собралась толпа. Кто-то из одноклассников звонил по мобильнику, кто-то искал по карманам таблетки. «Почему?! - кричал Гюнтер. - Как немцы могли творить ТАКОЕ с людьми?! Да заслуживаем ли мы вообще прощения?»

Нервные срывы герман­ских подростков в экс-концлагере СС Дахау под Мюнхеном - довольно частое явление. Несмотря на это, посещение мемориала входит в обязательную школьную программу для старших классов. Детям показывают печи крематория, где сгорели десятки тысяч узников, газовые камеры и фото изуверских опытов врачей-эсэсовцев. «Это нужно, чтобы всё не по­вторилось вновь, - сообщил сотрудник музея. - Ведь самое страшное зло со временем забывается». Пожалуй, так и есть. Согласно опросам, 80% немцев сейчас не знают, что их деды убили в СССР 27 миллионов человек…

«Страна льдов и снегов»

«Что я думаю о Дне Победы? О, русские кажутся мне загадочными героями из фантастиче­ских фильмов. Наверное, такими и должны быть люди, опрокинувшие Гитлера. Многим немцам до сих пор непонятно, почему Германия решила с вами воевать. Как у народов у нас много общего - взять хотя бы любовь к сосискам и пиву!»

73-летний юрист Рольф Клемент был ребёнком, когда началась война. Его двоюродный брат, офицер вермахта, замёрз в Сталинграде. Он говорит, обид тут быть не может: «Мы напали, вы защищались. Всё честно». А вот к американцам и англичанам у Рольфа иное отношение: «Летом 43-го их авиа­ция полностью сожгла Гамбург, погибли 42 тыс. человек. Разве это правильная война?» Немцы часто подчёркивают в беседах: Гитлер - чудовище, но им при его власти тоже пришлось несладко. Вспоминают и гибель армии Паулюса, и бомбардировки городов, и падение Берлина. Они прекрасно осведомлены о холокосте и миллионах евреев, умерщв­лённых в концлагерях. Однако о морях крови, которой истёк Советский Союз, жителям ФРГ известно не так уж много.

«Для немцев Россия, - считает историк Герхард Бюх­ляйн, - страна льдов и снегов, где «генерал Зима» заморозил бедных мальчиков, одетых в форму со свастикой. Но в Германии стесняются рассуждать на тему, что вермахт и СС сотворили на оккупированной территории СССР. На ТВ и в прессе не забывают упомянуть: лишь 6 тыс. солдат (из 100 тыс. взятых в плен в Сталинграде) вернулись домой. Однако мало кто в курсе, что в эсэсовских концлагерях были замучены 3 млн советских военнопленных. Мы ужасаемся авианалётам союзников - 600 тыс. нем­цев заживо похоронили под обломками зданий в Берлине, Дрездене, Регенсбурге. И понятия не имеем, что из-за блокады Ленинграда от голода и обстрелов умерло ровно столько же людей».

«Мы убили так много?!»

Мой дедушка - советский военный лётчик, был сбит в конце 1944-го и находился в плену до капитуляции Германии. Дед же моего собеседника, 34-летнего инженера Вольфа Гесса, - заместитель Гитлера по партии, обергруппенфюрер Рудольф Гесс. Сам Вольф настроен антифашистски и искренне считает, что 9 Мая - это освобождение его страны от диктатуры. «Хочу знать, - спрашивает он. - Если я приеду в Россию, у меня не будет сложностей?» «Конечно нет, - говорю я. - Даже те, кто воевал, простили немцев». Вольф кивает: «Я никогда не ощущал, что русские наши враги. А… сколько мирных жителей погибло в СССР?» Отвечаю - около 18 миллионов. Расстрелы заложников, массовые казни в Бабьем Яре, карательные акции, машины-«душегубки» в Краснодаре. Вольф бледнеет. «Неужели так много?!»

Образ Восточного фронта в мыслях современных немцев - снега, ужасы штурма горящего Берлина и потерявшие человеческий облик солдаты в Сталинграде. Отмечая 9 Мая как день разгрома Третьего рейха, Германия всё ещё не осознала масштаба жертв среди населения СССР. Нет, не нужно, чтобы перед нами бесконечно извинялись. Хорошо было бы просто помнить…

Взято с групп ВК,

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк