Новые талибы


Русская планета, 30 мая 2016   –   rusplt.ru


После уничтожения прежнего лидера «Талибана» муллы Ахтара Мансура и быстрого назначения нового лидера первого зама теолога мавлави Хебатуллы Ахундзады, встает вопрос о дальнейшем курсе, политической позиции и положении внутри «Талибана» после ушедших двух лидеров Омара и Мансура на территории Пакистана. Не все талибы поддержали нового лидера: например, фракции во главе с муллами Расулом и Ниязи отсутствовали при выборе нового лидера и более того, даже не были приглашены.

Новое качество «Талибана»

Очень быстрое назначение нового лидера «Талибана» (спустя всего два дня после гибели Мансура) говорит о том, что в высшем руководстве талибов такой вариант был предусмотрен, и был отработан механизм передачи власти в случае ухода лидера. Мулла Ахундзада до этого был заместителем лидера, верховным судьей талибов, несомненно, в силу своего поста был в курсе принимаемых решений. То есть выборов, как таковых, не было. Афганские эксперты склоняются к этой позиции, но уточняют, что для того, чтобы руководить полевым командирами, важен личный контакт с ними, которого у муллы Ахундзады при прежнем руководстве, вероятно, не было.

Очевидно, что «Талибан» перешел в своем существовании определенную грань. Раньше организация была, по существу, большим союзом единомышленников и последователей муллы Омара. При мулле Мансуре эта тенденция отчасти сохранилась, поскольку он долгое время был ближайшим помощником муллы Омара. Лидерство определялось личным авторитетом, поддержкой среди мулл и полевых командиров. Но теперь, с появлением на посту лидера «Талибана» муллы Ахундзады, роль лидера заметно меняется, и теперь это в большей степени не авторитет, а функционер, осуществляющий исполнение высших административных и комадных функций. «Талибан» становится организацией, основанной на идеологии.

Новый лидер не имеет того отблеска авторитета муллы Омара, какой имел мулла Мансур, и по авторитарности не идет ни в какое сравнение с известным еще со времен афганской войны 1979-1989 годов Сираджуддином Хаккани. Если бы власть в «Талибане» передавалась, исходя из авторитета претендентов, то она была бы вручена или Хаккани, или сыну муллы Омара. Во-вторых, мулла Ахундзада, как бывший талибский судья, будет тяготеть к более формализованным методам руководства, основанным на фетвах (религиозных предписаниях), а, возможно, что даже на основе какого-то более систематизированного изложения идеологии и целей «Талибана». Думается, что это изложение в форме большой фетвы или целого сочинения, может появиться в обозримом будущем. Если нет влияния личного авторитета, то закрепленная фетвой идеология становится настоятельно необходимой.

Судя по тому, что с кандидатурой нового лидера согласились и Хаккани, и сын муллы Омара, вероятно, реорганизация «Талибана» стала неотложно необходимой.

«Талибан» может попытаться объединить исламистов

И из этого следуют немаловажные последствия. Во-первых, сделав ставку на идеологию, а не личный авторитет лидера, «Талибан» сможет выйти за пределы афгано-пакистанского региона, вобрать в свои ряды иностранных боевиков, ныне организованных в различные союзные группировки, а также сможет распространяться в иноязычной среде и в других регионах.

Из этого можно ожидать в обозримом будущем создание ячеек «Талибана» в других странах, в том числе и в странах Центральной Азии. Это явно следствие успеха ДАИШ (запрещенной в РФ, как и «Талибан») на ниве пропаганды и привлечения сторонников, новый лидер может попытаться его повторить, но уже без крайностей, присущих ДАИШ.

Во-вторых, в свете того, что ДАИШ определенно терпит поражение в Сирии и Ираке, «Исламское государство» уже не может предъявлять претензии на лидерство среди радикальных исламистов, как это было в 2014-2015 годах. Реорганизация «Талибана» на чисто идеологической основе может послужить средством для того, чтобы собрать вокруг себя различные группировки исламистов в других странах. Вероятно, не исключая и структуры ДАИШ.

Попытки выйти на такой уровень кажутся весьма вероятными потому, что «Талибан» не сможет в обозримой перспективе добиться падения афганского правительства, как бы не старался, а тесная связь с Пакистаном, в особенности ярко доказанная пакистанским паспортом муллы Мансура, дискредитирует организацию. К тому же, идеологии явно будет тесно в пределах афгано-пакистанского региона.

Мулла Расул — идеальный кандидат на переговоры

В мирные переговоры можно вовлечь отколовшуюся уже фракцию талибов под руководством муллы Расула, который уже заявил, что не признает нового лидера «Талибана». Очевидно, это означает не только несогласие с персоной, но и с методами. Мулла Расул был категорически против появления отрядов ДАИШ в Афганистане и даже выступил с оружием против отряда ДАИШ в уезде Шинданд провинции Герат на западе Афганистана. Это выступление было неудачным и кончилось для него поражением.

Сейчас у муллы Расула нет особых альтернатив, кроме переговоров. Его отряды потерпели поражение и обескровлены, поддержки со стороны других талибов и со стороны Пакистана он не имеет. В этом смысле он на сегодняшний день идеальный кандидат на то, чтобы возглавить своего рода «легальный «Талибан» и повести от его лица переговоры с афганским правительством, объявив муллу Ахундзада и его сторонников пакистанскими марионетками или кем-нибудь еще.

Если привлекать муллу Расула к переговорам, то лишь затем, чтобы дезориентировать рядовых боевиков и поддерживающее талибов население, убедив их в том, что «расуловский» «Талибан» — настоящий, а «ахунзадовский» — нет. С этой позиции их можно привести если не к разоружению, то, по крайней мере, к подконтрольному афганскому правительству лашкару (местному ополчению). Затем дать им время привыкнуть к мирной жизни, трудоустроить, научить и дать надежду на будущую мирную, спокойную и достойную жизнь, чтобы людям больше не пришлось браться за оружие из-за засилья несправедливости и коррупции.

Далее в рубрике Политика чужими рукамиИсламабад продолжает защищать формат «четверки» Политика чужими руками

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии